Риск хронической болезни почек у пациентов с подагрой и влияние уратснижающей терапии: популяционное когортное исследование

ПРЕДПОСЫЛКИ:

Взаимосвязь между подагрой и заболеваниями почек общепризнанна, однако лишь в небольшом количестве исследований было изучено, является ли подагра фактором риска последующей хронической болезни почек (ХБП). Кроме того, неявно влияние уратснижающей терапии (УСТ) на развитие ХБП при подагре. Целью данного исследования был подсчет риска развития ХБП стадии ≥3 у пациентов с подагрой и влияния УСТ.

МЕТОДИКА:

Данное исследование является ретроспективным когортным исследованием с использованием данных из базы данных исследований общей клинической практики (БДИОКП). Пациенты с впервые возникшей подагрой были выявлены на основании медицинских карт терапевтической практики в период с 1998 по 2016 год, и они случайным образом были сопоставлены в соотношении 1:1 с пациентами без такого диагноза на основании возраста, пола, доступного периода последующего наблюдения и практики.

Первичным исходом было развитие ХБП стадии ≥3 на основании расчетной скорости клубочковой фильтрации (рСКФ) или установленного диагноза. Абсолютные скорости изменения (АСИ) и скорректированные отношения рисков (ОР) были подсчитаны с помощью регрессионной модели Кокса. Риск развития ХБП оценивали среди пациентов, которым была прописана УСТ в течение от 1 до 3 лет после постановки диагноза подагра.

РЕЗУЛЬТАТЫ:

Пациенты с впервые диагностированной подагрой (n = 41446) были соотнесены с пациентами без подагры. Развитие ХБП стадии ≥3 было выше в группе с подагрой, нежели в группе без (АСИ 28,6 по сравнению с 15,8 на 10000 человеко-лет). Подагра была связана с повышенным риском впервые диагносированной ХБП (скорректированные ОР 1,78 95% ДИ от 1,70 до 1,85). У тех пациентов, которым была назначена УСТ, был выше риск развития впервые диагностированной ХБП, однако дальнейшая корректировка привела к отсутствию достоверности во всех подгруппах (кроме 3-хлетнего анализа среди женщин (скорректированные ОР 1,31 95% ДИ от 1,09 до 1,59)).

ПеременнаяПрименявшие УСТНе применявшие УСТ
nЧасто-
та*
95% ДИnЧасто-
та*
95% Д
1 год
Вся популяция
67434.331.8, 37.0405823.322.6, 24.0
Мужчина45026.424.1, 28.9287819.819.1, 20.5
Женщина22486.776.1, 98.9118041.038.7, 43.4
3 года
Вся популяция
54926.124.0, 28.4202719.318.4, 20.1
Мужчина39020.718.8, 22.9153817.516.6, 18.4
Женщина15971.160.9, 83.148928.325.9, 31.0
ПеременнаяНескорректированноеСкорректированное*
Отношение
рисков
95% ДИОтношение
рисков
95% ДИ
1 год
Вся популя-
ция
1.471.35, 1.591.090.99, 1.18
Мужчины1.331.21, 1.471.080.98, 1.20
Женщины2.011.74, 2.321.110.96, 1.29
3 года
Вся популя-
ция
1.351.23, 1.491.030.94, 1.14
Мужчины1.191.06, 1.330.960.85, 1.07
Женщины2.432.03, 2.901.311.09, 1.59

ВЫВОДЫ:

В данном исследовании было продемонстрировано, что подагра является фактором риска для впервые диагностированной ХБП стадии ≥3. Предполагается дальнейшее исследование по изучению механизмов, за счет которых подагра может повышать риск ХБП, а также возможности оптимального использования УСТ для снижения риска прогрессирования ХБП.

Roughley M, Sultan AA, Clarson L, Muller S, Whittle R, Belcher J, Mallen CD, Roddy E.
Arthritis Res Ther. 2018 Oct 30; 20(1): 243
doi: 10.1186/s13075−018−1746−1.

eng

Risk of chronic kidney disease in patients with gout and the impact of urate lowering therapy: a population-based cohort study

BACKGROUND:

An association between gout and renal disease is well-recognised but few studies have examined whether gout is a risk factor for subsequent chronic kidney disease (CKD). Additionally, the impact of urate-lowering therapy (ULT) on development of CKD in goutis unclear. The objective of this study was to quantify the risk of CKD stage ≥ 3 in people with gout and the impact of ULT.

METHODS:

This was a retrospective cohort study using data from the Clinical Practice Research Datalink (CPRD). Patients with incident gout were identified from general practice medical records between 1998 and 2016 and randomly matched 1:1 to patients without a diagnosis of gout based on age, gender, available follow-up time and practice. Primary outcome was development of CKD stage ≥ 3 based on estimated glomerular filtration rate (eGFR) or recorded diagnosis. Absolute rates (ARs) and adjusted hazard ratios (HRs) were calculated using Cox regression models. Risk of developing CKD was assessed among those prescribed ULT within 1 and 3 years of gout diagnosis.

RESULTS:

Patients with incident gout (n = 41,446) were matched to patients without gout. Development of CKD stage ≥ 3 was greater in the exposed group than in the unexposed group (AR 28.6 versus 15.8 per 10,000 person-years). Gout was associated with an increased risk of incident CKD (adjusted HR 1.78 95% CI 1.70 to 1.85). Those exposed to ULT had a greater risk of incident CKD, but following adjustment this was attenuated to non-significance in all analyses (except on 3-year analysis of women (adjusted HR 1.31 95% CI 1.09 to 1.59)).

CONCLUSIONS:

This study has demonstrated gout to be a risk factor for incident CKD stage ≥ 3. Further research examining the mechanisms by which gout may increase risk of CKD and whether optimal use of ULT can reduce the risk or progression of CKD in gout is suggested.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *