Потребление кофе и риск развития подагры находятся в обратной зависимости. Хотя полиморфизм отдельных генов связан с низким потреблением кофе и высоким риском развития подагры, это происходит преимущественно за счет прямого воздействия на риск развития подагры, а не опосредованно через влияние на потребление кофе.

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ:
Избыточное потребление кофе связано со снижением концентрации мочевой кислоты в сыворотке и уменьшением риска развития подагры. В ходе отдельных полногеномных исследований ассоциаций (GWAS) специфические аллели генов GCKR, ABCG2, MLXIPL и CYP1A2 обуславливали как снижение потребления кофе, так и повышенный уровень мочевой кислоты в сыворотке. Цель данного исследования — установить, влияют ли эти однонуклеотидные полиморфизмы (ОНП) на риск развития подагры посредством воздействия на потребление кофе.

МЕТОДЫ:
Это исследование проводилось с использованием биобанка Великобритании — UK Biobank Resource. Были доступны данные 130 966 европейцев в возрасте 40−69 лет. Проводилось изучение статуса подагры и потребления кофе с целью выявления взаимосвязи с четырьмя ассоциированными с мочевой кислотой ОНП: GCKR (rs1260326), ABCG2 (rs2231142), MLXIPL (rs1178977) и CYP1A2 (rs2472297). Для того чтобы оценить, оказывает ли воздействие потребление кофе на риск развития подагры посредством ОНП, использовалась множественная регрессия и пат-анализ.

РЕЗУЛЬТАТЫ:
Потребление кофе находилось в обратной зависимости от подагры (многовариантно скорректированное отношение шансов (95% доверительный интервал (ДИ)) для потребления любых видов кофе 0,75 (0,67−0,84, P = 9×10−7)). Также наблюдался дозозависимый эффект с многовариантно скорректированным отношением шансов (95% ДИ), рассчитанным на выпитую чашку в день, равным 0,85 (0,82−0,87, P = 9×10−32).

Аллели генов GCKR, ABCG2, MLXIPL и CYP1A2, кодирующие повышение уровня мочевой кислоты, были связаны со сниженным ежедневным потреблением кофе. Наиболее сильная взаимосвязь наблюдалась с генами CYP1A2 (ошибка II рода −0,30, P = 8×10−40) и MLXIPL (ошибка II рода −0.17, P = 3×10−8), а более слабая — с генами GCKR (ошибка II рода −0,07, P = 3×10−10) и ABCG2 (ошибка II рода −0,09, P = 2×10−9).

Аллели генов GCKR and ABCG2, кодирующие повышение уровня мочевой кислоты, были связаны с развитием подагры (многовариантно скорректированное значение р < 5×10−8 для двух генов), в то время как с аллелями генов MLXIPL и CYP1A2, также кодирующими повышение уровня мочевой кислоты, такой связи не наблюдалось.

В медиационном анализе прямое действие генов GCKR и ABCG2 оказывало преимущественное суммарное влияние на риск развития подагры, при этом опосредованное действие, обусловленное влиянием на потребление кофе, играло гораздо меньшую роль.

ВЫВОДЫ:
Потребление кофе и риск развития подагры находятся в обратной зависимости. Хотя аллели нескольких ОНП связаны с низким потреблением кофе и высоким риском развития подагры, эти ОНП оказывают преимущественно прямое воздействие на риск развития подагры, а не опосредованное воздействие через влияние на потребление кофе.

Hutton J, Fatima T, Major TJ, Topless R, Stamp LK, Merriman TR, Dalbeth N.
Arthritis Res Ther. 2018 Jul 5;20(1):135
PMID: 29976226
PMCID: PMC6034252
DOI: 10.1186/s13075−018−1629−5

eng

Mediation analysis to understand genetic relationships between habitual coffee intake and gout

BACKGROUND:

Increased coffee intake is associated with reduced serum urate concentrations and lower risk of gout. Specific alleles of the GCKR, ABCG2, MLXIPL, and CYP1A2 genes have been associated with both reduced coffee intake and increased serum urate in separate genome-wide association studies (GWAS). The aim of this study was to determine whether these single nucleotide polymorphisms (SNPs) influence the risk of gout through their effects on coffee consumption.

METHODS:

This research was conducted using the UK Biobank Resource. Data were available for 130,966 European participants aged 40−69 years. Gout status and coffee intake were tested for association with four urate-associated SNPs: GCKR (rs1260326), ABCG2 (rs2231142), MLXIPL (rs1178977), and CYP1A2 (rs2472297). Multiple regression and path analysis were used to examine whether coffee consumption mediated the effect of the SNPs on gout risk.

RESULTS:

Coffee consumption was inversely associated with gout (multivariate adjusted odds ratio (95% confidence interval (CI)) for any coffee consumption 0.75 (0.67−0.84, P = 9×10-7)). There was also evidence of a dose-effect with multivariate adjusted odds ratio (95% CI) per cup consumed per day of 0.85 (0.82−0.87, P = 9×10-32).

The urate-increasing GCKR, ABCG2, MLXIPL, and CYP1A2 alleles were associated with reduced daily coffee consumption, with the strongest associations for CYP1A2 (beta -0.30, P = 8×10-40), and MLXIPL (beta -0.17, P = 3×10-8), and weaker associations for GCKR (beta -0.07, P = 3×10-10) and ABCG2 (beta -0.09, P = 2×10-9).

The urate-increasing GCKR and ABCG2 alleles were associated with gout (multivariate adjusted p < 5×10-8 for both), but the urate-increasing MLXIPL and CYP1A2 alleles were not. In mediation analysis, the direct effects of GCKR and ABCG2 accounted for most of the total effect on gout risk, with much smaller indirect effects mediated by coffee consumption.

CONCLUSION:

Coffee consumption is inversely associated with risk of gout. Although alleles at several SNPs associate with both lower coffee consumption and higher risk of gout, these SNPs largely influence gout risk directly, rather than indirectly through effects on coffee consumption.