Предполагается, что оксидативный стресс при гиперурикемии может способствовать развитию доброкачественной гиперплазии предстательной железы. Снижает ли применение аллопуринола этот риск?
Prostate Cancer and Prostatic Diseases

ПРЕДПОСЫЛКИ:
Метаболический синдром и ожирение связаны с гиперурикемией, и также предполагается, что оксидативный стресс вследствие гиперурикемии может способствовать доброкачественной гиперплазии предстательной железы (ДГПЖ). Однако в настоящее время неизвестно, сопровождается ли риском ДГПЖ применение гипоурикемических препаратов. Мы изучили связь между ДГПЖ и аллопуринолом в финской популяционной когорте.

МЕТОДЫ:

Исследуемая когорта состояла из 74 754 мужчин, отобранных в ходе финского рандомизированного исследования скрининга на рак предстательной железы (Finnish Randomized Study of Screening for Prostate Cancer, FinRSPC). Из Национальной базы данных по льготному лекарственному обеспечению были получены сведения о подагре и применению препаратов для лечения ДГПЖ (ингибиторы 5α-редуктазы, 5ARI) за период с 1996 по 2014 гг. Сведения о диагнозе ДГПЖ по данным амбулаторных и стационарных учреждений и о хирургическом лечении ДГПЖ были получены из Национального реестра медицинского обслуживания. В исследование не включали мужчин с диагнозом ДГПЖ на исходном уровне. Мы использовали регрессию Кокса для анализа риска начала приема препаратов для лечения ДГПЖ, постановки диагноза ДГПЖ или хирургического вмешательства по поводу этого заболевания в зависимости от применения аллопуринола с поправкой на возраст и одновременное применение статинов, противодиабетических или гипотензивных препаратов, аспирина и других НПВС. Применение препаратов анализировали в качестве зависимой от времени переменной для сведения к минимуму «периода бессмертия».

РЕЗУЛЬТАТЫ:

У мужчин, принимавших аллопуринол, после многофакторной поправки был ниже риск всех трех конечных показателей ДГПЖ: прием препаратов для лечения ДГПЖ (ОР = 0,81; 95% ДИ = 0,75−0,88), постановка диагноза ДГПЖ (ОР = 0,78; 95% ДИ = 0,71−0,86) и хирургическое вмешательство по поводу ДГПЖ (ОР = 0,67; 95% ДИ = 0,58−0,76). При одновременном использовании других препаратов риск не изменялся. Через 1−2 года, при отсутствии каких-либо изменений, это различие исчезало. На риск влиял только ИМТ: снижение риска было отмечено только в группе мужчин с ИМТ выше медианы (27,3 кг/м2); p <0,05 для каждого конечного показателя.

ВЫВОДЫ:

Мы сделали вывод, что применение аллопуринола сопровождается меньшим риском применения препаратов для лечения ДГПЖ, постановки диагноза ДГПЖ или хирургического вмешательства. Возможное объяснение — антиоксидантное действие аллопуринола.

Kukko V, Kaipia A, Talala K, Taari K, Tammela TLJ, Auvinen A, Murtola TJ
Prostate Cancer and Prostatic Diseases. 2017 Dec 22
PMID: 29273728
DOI: 10.1038/s41391−017−0031−8

Спонсор выпуска новостей

eng

Allopurinol and risk of benign prostatic hyperplasia in a Finnish population-based cohort

Abstract

BACKGROUND:

Metabolic syndrome and obesity are linked with hyperuricemia, and it has also been proposed that oxidative stress associated with hyperuricemia may promote benign prostatic hyperplasia (BPH). However, it is currently unknown whether use of antihyperuricemic medication is associated with risk of developing BPH. We studied the association between BPH and use of antihyperuricemic allopurinol in a Finnish population-based cohort.

METHODS:

The study cohort consisted of 74,754 men originally identified for the Finnish Randomized Study of Screening for Prostate Cancer (FinRSPC). Information on gout and BPH medication usage (5α-reductase inhibitors, 5ARIs) during 1996−2014 was obtained from the National medication reimbursement database. Information on BPH diagnoses from in- and outpatient hospital visits and BPH-related surgery was obtained from the National Health Care Registry. Men with a record of BPH at baseline was excluded. We used Cox regression to analyze risk of starting BPH medication, having a recorded diagnosis or undergoing BPH surgery by allopurinol use with adjustment for age and simultaneous use of statins, antidiabetic or antihypertensive drugs and aspirin or other NSAIDs. Medication use was analyzed as a time-dependent variable to minimize immortal time bias.

RESULTS:

Men using allopurinol had a decreased risk for all three BPH endpoints: BPH medication (HR 0.81; 95% CI 0.75−0.88), BPH diagnosis (HR 0.78; 95% CI 0.71−0.86) and BPH-related surgery (HR 0.67; 95% CI 0.58−0.76) after multivariable adjustment. The risk association did not change by cumulative use. The risk decrease disappeared after 1−2 years lag time. Only BMI modified the risk association; the risk decrease was observed only among men with BMI above the median (27.3 kg/m2); p for interaction <0.05 for each endpoint.

CONCLUSIONS:

We found that allopurinol use is associated with lowered risk of BPH medication, diagnosis and surgery. A possible explanation could be antioxidative effects of urate-lowering allopurinol.