Ультразвуковое исследование энтезов у пациентов с анкилозирующим спондилитом: значение энтеезов пяточной и четырехглавой мышцы для дифференциации пациентов от здоровых людей

ЦЕЛИ:

Сравнить результаты УЗИ энтезов у пациентов с анкилозирующим спондилитом (АС) со здоровыми контрольными лицами и оценить способность ультразвука (УЗ) идентифицировать аспекты, связанные с заболеванием.

МЕТОДЫ:

Было проведено перекрестное исследование с участием 50 пациентов с АС и 30 здоровых пациентов. Клиническая оценка включала в себя использование визуальной аналоговой шкалы боли, оценку отека энтезов, подробное интервью для пациентов и врачей, использование индекса активности заболевания, показателей подвижности и дисфункции, скорости оседания эритроцитов и клинического индекса энтезита.

УЗИ проводилось двумя опытными скелетно-мышечными радиологами для следующих энтезов: плечевых трицепсов, дистальных четырехглавых, проксимальных и дистальных сухожилий надколенника, пяточных сухожилия и фасции; для оценки использовались сумма и подпункты Мадридского сонографического индекса энтезита.

РЕЗУЛЬТАТЫ:

Сравнение между группами показало статистически значимое различие с худшими показателями у пациентов с АС, с эрозией кости пяточного энтеза и эрозией кости и утолщением подошвенной фасции. Перевес разницы утолщения подошвенной фасции в группе АС составил 3,47 согласно логистическому регрессионному анализу. Группа АС также имела худшие оценки в отношении наличия кальцификации в четырехглавой мышце с пятикратно повышенным риском.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

Сонографический анализ, показал, что только по энтезам стопы и четырехглавой мышцы возможно отдифферинцировать пациентов с АС от здоровых людей.

А. Нормальный вид пяточного энтеза. B. Костные нарушения и кальцификация. C. Образование энтезофитов (*) и потеря фибриллярного рисунка пяточного сухожилия (↑). D. Эрозия кости с сигналом PD (↑) и утолщением сухожилия (|). Рисунок 1. Ультразвуковые изображения пяточного энтеза.

Suellen Narimatsu Ishida, Rita Nely Vilar Furtado, André Rosenfeld, Jorge Ernesto Passos Proglhof, Germana Brigida Queiroga Estrela, Jamil Natour

Clinics (Sao Paulo). 4 Apr 2019; vol. 74: e727

DOI: 10.6061/clinics/2019/e727

eng

Ultrasound of entheses in ankylosing spondylitis patients: The importance of the calcaneal and quadriceps entheses for differentiating patients from healthy individuals

OBJECTIVES:

To compare the ultrasonographic findings of entheses in ankylosing spondylitis (AS) patients with those of healthy control individuals and to assess the ability of ultrasound (US) to identify aspects related to the disease.

METHODS:

A cross-sectional study involving 50 patients with AS and 30 healthy controls was performed. Clinical assessment included the use of a visual analog scale for pain, assessment of swelling of the enthesis, global assessments for patients and physician, use of a disease activity index, mobility and dysfunctional indices, erythrocyte sedimentation rate and clinical enthesitis index.

US was performed for the following entheses by two experienced musculoskeletal radiologists: brachial triceps, distal quadriceps, proximal and distal patellar tendons, calcaneal tendon, and plantar fascia; the total and subitems of the Madrid Sonographic Enthesitis Index were used for evaluations.

RESULTS:

Comparison between groups showed a statistically significant difference with worse scores in AS patients, with bone erosion of the calcaneal enthesis and bone erosion and thickening of the plantar fascia. The odds ratio for thickening of the plantar fascia in the AS group was 3.47, according to logistic regression analysis. The AS group also had worse scores regarding the presence of calcification in the quadriceps enthesis, with a fivefold increased risk.

CONCLUSION:

US analysis showed that only entheses of the foot and quadriceps were able to differentiate AS patients from healthy individuals.

A: Normal aspect of the calcaneal enthesis. B: Bone irregularities and calcification. C: Enthesophyte formation (*) and loss of the fibrillar pattern of the calcaneal tendon (arrow). D: Bone erosion with PD signal (arrow) and thickening of the tendon (bar). Figure 1: Ultrasound images of the calcaneal enthesis.

Прогрессирующий сакроилиит из-за дополнительного крестцово-подвздошного сустава, имитирующего анкилозирующий спондилит: история болезни

ОБОСНОВАНИЕ:

Дополнительный крестцово-подвздошный сустав (СИ) обычно имеет небольшое клиническое значение. Тем не менее, серьезные артритические изменения могут вызвать хроническую боль в ягодицах или пояснице и могут быть неправильно диагностированы как другое заболевание, проявляющееся сакроилеитом, таким как анкилозирующий спондилит (AS).

ПАЦИЕНТА

33-летней женщине был поставлен диагноз АС из-за хронической боли в ягодицах и прогрессирующего сакроилиита на рентгеновской и магнитно-резонансной томографии (МРТ). Ее ягодица и боль в пояснице постепенно усилились, несмотря на правильное лечение АС.

ДИАГНОЗ:

Компьютерная томография показала наличие дополнительного СИ сустава с изменениями артрита.

ВМЕШАТЕЛЬСТВО:

Были назначены нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) и ограниченные движения.

ИСХОДЫ:

Симптомы контролировались с помощью НПВП, отдыха и ограничения чрезмерных движений. Лекарство можно было прекратить после того, как боль утихла.

УРОКИ:

Дополнительный сустав SI может быть причиной хронической боли в спине и может быть ошибочно диагностирован как AS с сакроилеитом, когда наблюдаются прогрессирующие изменения артрита. Поэтому для точного диагноза могут потребоваться дополнительные исследования изображений, отличные от обычной рентгенографии или МРТ.

Рисунок 1. Изменения на рентгенограмме таза в течение 7 лет наблюдения. А. Первоначальная простая рентгенография показала нормальный крестцово-подвздошный сустав. B. Дополнительная рентгенография показала прогрессирующий сакроилиит с подкорковыми эрозиями и склерозом в правом крестцово-подвздошном суставе (черная стрелка).
Рисунок 2. Магнитно-резонансная томография крестцово-подвздошного сустава. Наблюдались большие подкорковые эрозии на сакральной и подвздошной сторонах правого крестцово-подвздошного сустава. Подкорковые эрозии были более заметными на сакральной стороне. Отек костного мозга на крестцовой стороне и минимальный синовит были замечены в правом крестцово-подвздошного суставе. Подкортикальный склероз с отложением жира наблюдался на крестцовой стороне обоих крестцово-подвздошныхх суставов.
Рисунок 3. Компьютерная томография (КТ) тазовой кости. КТ показала наличие дополнительного крестцово-подвздошного сустава с четко выраженным склерозом и остеофитами и минимальным образованием мостовидной кости в правом крестцово-подвздошном суставе. Склероз также наблюдался в левом крестцово-подвздошном суставе.

Ran Song, MD, PhD, Soyun Lee, MD, Sang-hoon Lee, MD, PhD

Medicine (Baltimore). April 2019 — Volume 98 — Issue 16 — p e15324

DOI: 10.1097/MD.0000000000015324

eng

Progressive sacroiliitis due to accessory sacroiliac joint mimicking ankylosing spondylitis: A case report

RATIONALE:

An accessory sacroiliac (SI) joint usually has little clinical significance. However, severe arthritic changes can cause chronic buttock or low back pain and can be misdiagnosed as another disease presenting with sacroiliitis such as ankylosing spondylitis (AS).

PATIENT CONCERNS:

A 33-year-old woman was diagnosed with AS due to chronic buttock pain and progressive sacroiliitis on plain X-ray and magnetic resonance imaging (MRI). Her buttock and low back pain gradually worsened despite proper treatment for AS.

DIAGNOSIS:

Computed tomography revealed an accessory SI joint with arthritic changes.

INTERVENTIONS:

Nonsteroidal anti-inflammatory drugs (NSAIDs) and restricted movement were prescribed.

OUTCOMES:

The symptoms were controlled with NSAIDs, rest, and restriction of excessive movement. The medication could be stopped after the pain subsided.

LESSONS:

An accessory SI joint can be a cause of chronic back pain and can be misdiagnosed as AS with sacroiliitis when progressive arthritic changes are observed. Therefore, additional imaging studies other than conventional X-ray or MRI may be required for accurate diagnosis.

Figure 1. Changes on plain radiography of the pelvis during 7 years of follow-up. A, Initial plain radiography showed a normal sacroiliac joint. B, Follow-up plain radiography showed progressive sacroiliitis with subcortical erosions and sclerosis at the right sacroiliac joint (black arrow).
Figure 2. Magnetic resonance imaging of the sacroiliac (SI) joint. Large subcortical erosions at both sacral and iliac sides of the right SI joint were observed. Subcortical erosions were more prominent at the sacral side. Bone marrow edema at the sacral side and minimal synovitis were seen in the right SI joint. Subcortical sclerosis with fat deposition was observed at the sacral side on both SI joints.
Figure 3. Computed tomography (CT) of the pelvic bone. CT showed an accessory sacroiliac joint with well-defined sclerosis and osteophytes and minimal bridging bone formation at the right SI joint. Sclerosis was also observed at the left SI joint.

Рекомендации Мексиканского колледжа ревматологии по лечению спондилоартрита

ЦЕЛИ:

Обновить рекомендации по ведению пациентов со спондилоартритом (SpA) в мексиканской популяции и определить, какие переменные могут влиять на ведение пациентов.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ:

Группа из 15 экспертов перевела, проанализировала и доработала рекомендации Мексиканской коллегии ревматологов (CMR) и Международного общества по оценке спондилоартрита (ASAS) / Европейской лиги против ревматизма (EULAR) 2016 года посредством систематического обзора литературы, подготовленного двумя внешними рецензентами в период с 2015 по 2018 год с использованием степени рекомендации, оксфордских уровеней доказательности, процента соответствия (Delphi).

РЕЗУЛЬТАТЫ:

По сравнению с предыдущими рекомендациями существенных изменений относительно 2015 года не произошло. Однако мы изменили пять основополагающих принципов и сократили количество рекомендаций до десяти, включив первый пункт в текст и объединив пять рекомендаций в две и добавив еще одну рекомендацию. Мы подтвердили тенденцию использовать глюкокортикоиды для пациентов с воспалительной активностью и ограниченным доступом к биологическим препаратам. Мы определили социально-демографические и клинические характеристики пациентов с SpA и их влияние на применение рекомендаций.

ВЫВОДЫ:

Десять рекомендаций CMR и анализ характеристик мексиканских пациентов с SpA были сфокусированы на ступенчатой терапии, включая фармакологическую и нефармакологическую терапию, в диапазоне от легкодоступных до высокотехнологичных веществ, доступных для небольшого процента населения.

Greta Reyes-Cordero, Favio Enríquez-Sosa, Citlallyc Gomez-Ruiz, Verónica Gonzalez-Diaz, José Dionisio Castillo-Ortiz, Sergio Duran-Barragán, J. Santos Duran-Ortiz, Rolando Espinosa-Morales, Jorge I. Gamez-Nava, Laura Gonzalez-Lopez, Bernardo Julian-Martínez, Angélica Mendoza-Fuentes, Cesar Ramos-Remus, Cesar Pacheco-Tena, Ruben Burgos-Vargas

Reumatología Clínica. 6 July 2019. PII: S1699−258X (19)30080−4

DOI: 10.1016/j.reuma.2019.03.010

eng

Recommendations of the Mexican College of Rheumatology for the Management of Spondyloarthritis

OBJECTIVES:

To update the recommendations for the management of patients with Spondyloarthritis (SpA) in the Mexican population, and identify which variables could influence patient management.

MATERIAL AND METHODS:

A group of 15 experts in SpA translated, analyzed and modified the recommendations of the Mexican College of Rheumatology (CMR) and the International Society for the Assessment of Spondyloarthritis (ASAS)/European League Against Rheumatism (EULAR) 2016 group through a systematic review of the literature by two external reviewers during the period from 2015 to 2018 using the grade of recommendation, Oxford levels of evidence, percentage of concordance (Delphi).

RESULTS:

Compared to previous recommendations, there were no significant changes from the year 2015. However, we modified the five fundamental principles and reduced the number of recommendations to ten by incorporating the first item in the text and combining five recommendations into two and adding a further recommendation. We confirmed the tendency to use glucocorticoids for patients with inflammatory activity and scarce access to biologicals. We identified the sociodemographic and clinical characteristics of patients with SpA and their influence on the application of the recommendations.

CONCLUSIONS:

The ten recommendations of the CMR and the analysis of the characteristics of the Mexican patients with SpA focussed on step therapy, including pharmacological and non-pharmacological therapies, in a spectrum from easily accessible to high-tech substances available to a small percentage of the population.

Борьба с инфекцией гепатита В у пациентов с анкилозирующим спондилитом в эндемичной области во время иммуносупрессивной терапии

Инфекция гепатита B является глобальной проблемой здравоохранения. При рассмотрении пациентов с ревматическими заболеваниями это ничем не отличается. При использовании иммунодепрессантов, таких как DMARD и биопрепараты, вирусная реактивация возможна, что приводит к серьезным последствиям для пациента.

Мы сообщаем о 3 случаях ассоциации между анкилозирующим спондилитом и гепатитом B с использованием иммунодепрессантов. Случай 1 был пациентом с предыдущей инфекцией HBV с использованием DMARD. Случаи 2 и 3 были пациентами, хронически инфицированными HBV во время иммуносупрессивной терапии. Управление инфекцией HBV во время иммунодепрессантной терапии является сложной задачей и нуждается в междисциплинарной поддержке.

Рис. Блок-схема лечения гепатита В во время иммуносупрессивной терапии.

Gabriel Pacífico Seabra Nunes, Patrícia da Silva Cunha, Daniele Patrícia Dal Bosco, Sandra Lúcia Euzébio Ribeiro

Revista da Sociedade Brasileira de Medicina Tropical vol.52, Uberaba, Mar 18, 2019: e20180386

DOI: 10.1590/0037−8682−0386−2018

eng

Challenging Management of Hepatitis B infection in Ankylosing Spondylitis Patients in an Endemic Area during Immunosuppressive Therapy

Hepatitis B infection is a global health issue. When considering patients with rheumatic diseases, this is no different. By using immunosuppressant drugs, such as DMARDs and biologics, viral reactivation is possible, leading to serious consequences on the patient.

We report 3 cases of association between ankylosing spondylitis and hepatitis B with the use of immunosuppressant drugs. Case 1 was a patient with previous HBV infection using DMARD. Cases 2 and 3 were patients chronically infected by HBV during immunosuppressant therapy. The management of HBV infection during immunosuppressant therapy is challenging and needs multidisciplinary support.

FIGURE 1: Flow chart of management of hepatitis B during immunosuppressant therapy.

Клиническое применение диффузионно-взвешенной визуализации и динамического МРТ с контрастным усилением для оценки лечебного эффекта при раннем анкилозирующем спондилите

Цель исследования — продемонстрировать ценность клинического применения, диффузно-взвешенной визуализация (DWI) и динамической магнитно-резонансная томография (DCE-MRI) в оценке клинической эффективности лечения раннего анкилозирующего спондилита (АС). Сорок восемь пациентов с ранним АС, которые уже получали лечение сочетанием традиционной китайской и западной медицины, были включены в это исследование.

Каждый пациент прошел двустороннее сканирование крестцово-подвздошных суставов обычной МРТ, DWI и DCE-МРТ до и после лечения. Были получены данные по таким параметрам, как: средний кажущийся коэффициент диффузии (ADC), кривая времени-интенсивности субартикулярной поверхности костного мозга и взаимосвязь между значением ADC и коэффициентом усиления (Fenh), наклон усиления (Senh) и допиковое время (TTP).

  1. Среднее значение ADC субартикулярной поверхности костного мозга до и после лечения составляло (5,05 ± 1,10) x 10 и (4,34 ± 0,55) x 10 мм / с в подвздошной кости и (4,63 ± 0,79) x 10 и (3,96 ± 0,23) x 10 мм / с в крестце соответственно.
  2. При DCE-MRI 48 пациентов с АС после лечения (192 случая) тип кривой TIC был следующим: 43,75% (84/192) — тип II, 56,25% (108/192) — тип III.

Случаев с кривой тип I не зафиксировано. Количество кривой тип II было значительно снижено в группе до лечения (84 случая) по сравнению с группой после лечения (124 случая). Значения Fenh, Senh и TTP были соответственно: 113,38±44,71%, 60,94 ±38,56% мин, 129,52 ±42,66 с для подвздошной кости и 83,03 ± 20,39%, 44,91 ± 15,19% мин, 123,44 ± 28,50 с для крестца до лечения.

После лечения значения Fenh, Senh и TTP были соответственно: 75,90±17,97%, 33,96±11,36% мин, 138,67±26,60 с для подвздошной кости и 73,28±15,67%, 31,92 ±8,15% мин, 140,19±19,88 с для крестца. Значения полуколичественных показателей Fenh, Senh и TTP до и после лечения значительно различались. Последовательные DWI и DCE-MRI могут помочь оценить степень активности воспалительных изменений при АС и эффект лечения у пациентов с ранним АС и предоставить надежные визуализирующие признаки.

Рис. 5. Пример для 24-летнего мужчины с АС, страдающего хронической болью в пояснице в течение 1 года. Характеристики сигналов поражения крестцово-подвздошных суставов при анкилозирующем спондилите показаны от A1 до F1 до лечения, а изменения сигнала показаны от A2 до F2 после лечения. Осевая МРТ T1W-FSE (A1) и Осевая МРТ T2W-FSE (B1) показывают гипоинтенсивное поражение двусторонней подвздошной кости (стрелка), неоднородный высокий сигнал на STIR (C1) и значительный гиперинтенсивный сигнал на DWI (D1) (стрелка). DCE-MRI (E1, F1) показывает усиление паттерна поражений и типы кривых (красный круг), какие кривые TIC были II типа до лечения. После лечения T1W-FSE МРТ (A2) и аксиальная T2W-FSE МРТ (B2) по-прежнему показывали низкий сигнал и без заметного изменения (стрелка), интенсивность которого была значительно снижена на STRI (C2) и DWI (D2) (стрелка). DCE-MRI (E2, F2) показывает, что кривая TIC была II типа после усиления, при котором TTP было увеличено, а Fenh и Senh были меньше, чем до лечения. DCE-MRI = динамическая МРТ с контрастным усилением, STIR = кратковременное восстановление с инверсией, TIC = кривая интенсивности сигнала времени, TTP = время до пика, T1W-FSE = T1-взвешенная последовательность быстрого спинового эха, T2W-FSE = T2-взвешенная последовательность быстрого спинового эха.

Shi, Zhaojuan, MS; Han, Jiankui, MD; Qin, Jian, MS; Zhang, Yue, MS

Medicine (Baltimore), May 2019 — Volume 98 — Issue 20 — p e15227

DOI: 10.1097/MD.0000000000015227

eng

Clinical application of diffusion-weighted imaging and dynamic contrast-enhanced MRI in assessing the clinical curative effect of early ankylosing spondylitis

The study aimed to demonstrate the clinical application value of diffusion-weighted imaging (DWI) and dynamic contrast-enhanced magnetic resonance imaging (DCE-MRI) in assessing a clinical curative effect of early ankylosing spondylitis (AS). Forty-eight patients with early AS who were already treated combinations by traditional Chinese and Western medicine were involved in this study.

All subjects underwent the conventional MRI, DWI, and DCE-MRI scanning of bilateral sacroiliac joints before and after treatment. The relevant data, such as the mean apparent diffusion coefficient (ADC) value, time-intensity curve of subarticular surface bone marrow, and the relationship between ADC value and enhancement factor (Fenh), enhancement slope (Senh), and time to peak (TTP), were obtained.

  1. The mean ADC value of the subarticular surface bone marrow of patients and after clinical treatment was (5.05 ± 1.10) x  10 and (4.34 ± 0.55) x  10 mm/s in ilium and (4.63 ± 0.79) x  10 and (3.96 ± 0.23) x  10 mm/s in sacrum, respectively.
  2. In the DCE-MRI follow-up treatment imaging of 48 patients with AS (192 parts), the TIC curve type recorded was as follows: 43.75% (84/192) of type II, 56.25% (108/192) of type III, and type I curve was not seen.

The number of type II curve was significantly reduced for pre treatment group (84 cases) compared with that post treatment group (124 cases). The Fenh, Senh, and TTP values were respective (113.38 ± 44.71)%, (60.94 ± 38.56)% min, (129.52 ± 42.66) s in ilium and (83.03 ± 20.39)%, (44.91 ± 15.19)% min, (123.44 ± 28.50) s in sacrum before clinical treatment.

After the treatment, the Fenh, Senh, and TTP values were respective (75.90 ± 17.97)%, (33.96 ± 11.36)% min, (138.67 ± 26.60) sin ilium and (73.28 ± 15.67)%, (31.92 ± 8.15)% min, (140.19 ± 19.88) s in sacrum. The Fenh, Senh, and TTP values of semiquantitative indexes before and after clinical treatment were significantly different. DWI and DCE-MRI sequences can help evaluate the degree of active changes in AS inflammation and treatment effect in patients with early AS, and provide reliable imaging evidence.

Figure 5. An example for a 24-year-old male patient with AS having chronic lower-back pain over 1 year. The signal characteristics of sacroiliac joint lesions in ankylosing spondylitis is shown from A1toF1 before treatment and the signal changes is shown from A2 to F2 after treatment. Axial T1W-FSE MRI (A1) and Axial T2W-FSE MRI (B1) shows the hypointense lesion in the bilateral ilium (arrow), inhomogeneous high signal on STIR (C1) and significant hyperintense signal on DWI (D1) (arrow). DCE-MRI (E1, F1) shows enhancement Pattern of the lesions and the curve types (red circle), which TIC curve were type II before treatment. After treatment, T1W-FSE MRI (A2) and Axial T2W-FSE MRI (B2) still showed low signal and without marked change (arrow), which high signal intensity was significantly reduced on STRI (C2) and DWI (D2) (arrow). DCE-MRI (E2, F2) shows TIC curve were type II after enhancement, which TTP was extended, and Fenh and Senh were less than before treatment. DCE-MRI= dynamic contrast-enhanced MRI, STIR=short time inversion recovery, TIC=time-signal Intensity Curve, TTP=time to peak, T1W-FSE=T1-weighted fast spin-echo sequence, T2W-FSE=T2-weighted fast spin-echo sequence.

Причины смертности при подагре: новые данные о повышенном риске смерти, не связанной с сердечно-сосудистыми заболеваниями

ЦЕЛЬ:

Изучить причины смертности, помимо сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), у пациентов подагрой в сравнении с общей популяцией.

МЕТОДИКА:

Мы включили всех жителей Сконе (Швеция) в возрасте старше 18 лет на 2002 год. Используя регистр здравоохранения Сконе, были выявлены субъекты с вновь диагностированной подагрой (2003−2013) и каждый из них сопоставлен с 10 контрольными субъектами без подагры по возрасту и полу.

Используя информацию об основной причине смерти из соответствующего регистра (до 31 декабря 2014 г.), было оценено отношение рисков (ОР) смертности от конкретных причин с помощью регрессионной модели Кокса с учетом потенциальных искажающих факторов.

РЕЗУЛЬТАТЫ:

Среди 832 258 человек у 19 497 впервые была диагностирована подагра (32% женщин), и их данные были сопоставлены с данными 194 947 контрольных субъектов. Лица, страдающие подагрой, имели более высокую распространенность хронической болезни почек, метаболических и сердечно-сосудистых сопутствующих заболеваний.

Подагра была связана с 17% увеличением риска смертности от всех причин (ОР 1,17, 95% доверительный интервал 1,14−1,21) в целом, с 23% увеличением (ОР 1,23, 1,17−1,30) — у женщин и 15% (ОР 1,15, 1,10−1,19) — у мужчин.

С точки зрения причин смертности, самые сильные взаимосвязи были отмечены во влиянии подагры на риск смерти от почечной недостаточности (ОР 1,78, 1,34−2,35), заболеваний органов пищеварения (ОР 1,56, 1,34−1,83), сердечно-сосудистых заболеваний (ОР 1,27, 1,22−1,33), инфекций (ОР 1,20, 1,06−1,35), деменции (ОР 0,83, 0,72−0,97).

ВЫВОДЫ:

Вероятность смертности по нескольким причинам, не связанным с сердечно-сосудистыми заболеваниями, увеличивается у лиц, страдающих подагрой, что подчеркивает необходимость совершенствования подходов к терапии сопутствующих заболеваний.

Vargas-Santos AB, Neogi T, da Rocha Castelar-Pinheiro G, Kapetanovic MC, Turkiewicz A.
Arthritis Rheumatol. 2019 Jun 6
doi: 10.1002/art.41008

eng

Cause-Specific Mortality in Gout: Novel Findings of Elevated Risk of Non-Cardiovascular Related Deaths

OBJECTIVE:

To examine cause-specific mortality beyond cardiovascular (CV) diseases in patients with gout compared to the general population.

METHODS:

We included all residents of Skåne (Sweden) aged 18+ in the year 2002. Using the Skåne Healthcare Register, we identified subjects with new diagnosis of gout (2003−2013) and matched each person with gout with 10 comparators free of gout by age and sex.

Using information on the underlying cause of death from the Causes of Death Register (until 31st Dec 2014), we estimated hazard ratios (HR) of mortality for specific causes of death in a multi-state Cox model, adjusting for potential confounders.

RESULTS:

Among 832,258 persons, 19,497 had a new diagnosis of gout (32% women) and were matched with 194,947 comparators. Persons with gout had higher prevalence of chronic kidney disease, metabolic and CV comorbidities.

Gout was associated with 17% increased hazard of all-cause mortality (HR 1.17, 95% confidence interval 1.14−1.21) overall, and 23% (HR 1.23, 1.17−1.30) in women and 15% (HR 1.15, 1.10−1.19) in men.

In terms of cause-specific mortality, the strongest associations were seen for the relation of gout to risk of death due to renal disease (HR of 1.78, 1.34−2.35), diseases of digestive system (HR 1.56, 1.34−1.83), CV diseases (HR 1.27, 1.22−1.33), infections (HR 1.20, 1.06−1.35), dementia (HR 0.83, 0.72−0.97).

CONCLUSIONS:

Several non-CV causes of mortality are increased in persons with gout, highlighting the need for improved management of comorbidities.

This article is protected by copyright. All rights reserved.

Влияние подагры на показатели госпитальной летальности у пациентов с острым коронарным синдромом и пациентов после проведения реваскуляризации: данные национальной выборки стационарных больных

ПРЕДПОСЫЛКИ:

В ранее проведенных исследованиях было показано влияние подагры на степень риска и прогноз при сердечно-сосудистых заболеваниях. Однако масштабные данные о влиянии на исходы при госпитализации по поводу острого коронарного синдрома (ОКС) и результаты реваскуляризации, являются неполными.

ЦЕЛЬ:

Оценить влияние подагры на исходы при госпитализации при ОКС, последующую нагрузку на систему здравоохранения, а также предикторы госпитальной смертности после выполнения реваскуляризации.

МЕТОДИКА:

Использована национальная выборка по стационарам (2010−2014 гг.) с целью выявления случаев госпитализации пациентов с ОКС и подагрой, а также выявления сопутствующих заболеваний, результатов реваскуляризации и исходов в послеоперационном периоде с кодировкой по МКБ-9. Был проведен многофакторный анализ с целью выявления предикторов пост-реваскуляризационной госпитальной смертности.

РЕЗУЛЬТАТЫ:

Было выявлено 3 144 744 случая госпитализации, связанных с ОКС, из которых в 105 198 (3,35%) случаях у пациентов также имелась подагра. В когорте пациентов «ОКС-подагра» чаще встречались пожилые белые мужчины с более высокой частой сопутствующих заболеваний. Коронарное шунтирование чаще требовалось в когорте «ОКС-подагра».

Частота осложнений после реваскуляризации, включая сердечно-сосудистые (3,2% по сравнению с 2,9%), респираторные (3,5% по сравнению с 2,9%) и кровоизлияния (3,1% по сравнению с 2,7%), была выше, тогда как смертность от всех причин была ниже (2,2% по сравнению с 3,0%) в когорте «ОКС-подагра» (P < 0,001).

Пожилой возраст (ОР 15,63, ДИ: 5,51−44,39), госпитализация не в плановом порядке (ОР 2,00, ДИ: 1,44−2,79), более низкий доход (ОР 1,44, ДИ: 1,17−1,78), а также сопутствующие факторы риска являются основанием для прогнозирования более высокой смертности в когорте пациентов «ОКС-подагра», перенесших реваскуляризацию (Р < 0,001).

Вероятность госпитальной смертности после реваскуляризации была ниже у латиноамериканцев (ОР 0,45, ДИ: 0,31−0,67) и азиатов (ОР 0,65, ДИ: 0,45−0,94) по сравнению с белыми (Р < 0,001). Тем не менее, послеоперационные осложнения значительно повышали вероятность летального исхода.

Средняя продолжительность пребывания в стационаре, частота перевода в другие отделения и стоимость лечения были выше в когорте «ОКС-подагра».

ВЫВОДЫ:

Хотя подагра не была независимо связана с увеличением риска госпитальной смертности после проведения реваскуляризации при ОКС, но ее наличие повышало вероятность развития осложнений в послеоперационном периоде.

Desai R, Parekh T, Goyal H, Fong HK, Zalavadia D, Damarlapally N, Doshi R, Savani S, Kumar G, Sachdeva R.
World J Cardiol. 2019 May 26; 11 (5): 137−148
doi: 10.4330/wjc.v11.i5.137

eng

Impact of gout on in-hospital outcomes of acute coronary syndrome-related hospitalizations and revascularizations: Insights from the national inpatient sample

BACKGROUND:

Previous studies have established a role of gout in predicting risk and prognosis of cardiovascular diseases. However, large-scale data on the impact of gout on inpatient outcomes of acute coronary syndrome (ACS)-related hospitalizations and post-revascularization is inadequate.

AIM:

To evaluate the impact of gout on in-hospital outcomes of ACS hospitalizations, subsequent healthcare burden and predictors of post-revascularization inpatient mortality.

METHODS:

We used the national inpatient sample (2010−2014) to identify the ACS and gout-related hospitalizations, relevant comorbidities, revascularization and post-revascularization outcomes using the ICD-9 CM codes. A multivariable analysis was performed to evaluate the predictors of post-revascularization in-hospital mortality.

RESULTS:

We identified 3144744 ACS-related hospitalizations, of which 105198 (3.35%) also had gout. The ACS-gout cohort were more often older white males with a higher prevalence of comorbidities.

Coronary artery bypass grafting was required more often in the ACS-goutcohort. Post-revascularization complications including cardiac (3.2% vs 2.9%), respiratory (3.5% vs 2.9%), and hemorrhage (3.1% vs 2.7%) were higher whereas all-cause mortality was lower (2.2% vs 3.0%) in the ACS-gout cohort (P < 0.001).

An older age (OR 15.63, CI: 5.51−44.39), non-elective admissions (OR 2.00, CI: 1.44−2.79), lower household income (OR 1.44, CI: 1.17−1.78), and comorbid conditions predicted higher mortality in ACS-gout cohort undergoing revascularization (P < 0.001). Odds of post-revascularization in-hospital mortality were lower in Hispanics (OR 0.45, CI: 0.31−0.67) and Asians (OR 0.65, CI: 0.45−0.94) as compared to white (P < 0.001).

However, post-operative complications significantly raised mortality odds. Mean length of stay, transfer to other facilities, and hospital charges were higher in the ACS-gout cohort.

CONCLUSION:

Although gout was not independently associated with an increased risk of post-revascularization in-hospital mortality in ACS, it did increase post-revascularization complications.

Влияние Омега-3 полиненасыщенных жирных кислот, содержащихся в пище и пищевых добавках, на риск возникновения приступов подагры

ЦЕЛЬ:

Определить взаимосвязь между потреблением омега-3 полиненасыщенных жирных кислот (n-3 ПНЖК) (содержащихся в пище или пищевых добавках) и риском приступов подагры.

МЕТОДИКА:

Мы использовали данные онлайн-исследования Бостонского университета по подагре — перекрестного исследования, проведенного в интернете в период с 2003 по 2012 год. Участники заполняли опросники во время приступа подагры (период риска) и в периоды без приступов (контрольные периоды) относительно потребления n-3 ПНЖК (включая добавки и содержащиеся в пище) в течение предшествующих 48 часов.

Оценивалась взаимосвязь между потреблением добавок, обогащенных n-3 ПНЖК, и наличием рыбы в рационе (информация, собранная со слов пациента) и риском развития приступов подагры с помощью условной логистической регрессии, с поправкой на общее потребление пуринов, использование мочегонных препаратов, препаратов с уратснижающим эффектом или профилактическим воздействием в отношении приступов подагры (аллопуринол, нестероидные противовоспалительные препараты, колхицин).

РЕЗУЛЬТАТЫ:

Из 724 участников 85% соответствовали предварительным критериям Американской коллегии ревматологов 1977 года в отношении острого приступа подагры. В течение предшествующих 48 часов у 22% из участников отмечено потребление некоторого количества n-3 ПНЖК (добавки: 4.6%; жирная рыба: 19%). Скорректированные относительные риски (сОР) составили 1,01 (95% ДИ, 0,63−1,60; Р=0,98) для всех трех типов добавок в совокупности и 0,74 (95% ДИ, 0,54−0,99; Р=0,04) для ≥2 порций рыбы, богатой n-3 ПНЖК.

ВЫВОДЫ:

Потребление с пищей рыбы, богатой n-3 ПНЖК, с поправкой на общее потребление пуринов, было связано с более низким риском рецидивирующих приступов подагры, в то время как отдельное потребление n-3 ПНЖК в качестве добавок такого влияния не оказывало. Потребление специфических источников и подходящих доз n-3 ПНЖК для профилактики приступов подагры требует дальнейшего изучения в клиническом исследовании с адекватным дизайном.

Zhang M, Zhang Y, Terkeltaub R, Chen C, Neogi T.
Arthritis Rheumatol. 2019 Mar 25
doi: 10.1002/art.40896

eng

Effect of Dietary and Supplemental Omega-3 Polyunsaturated Fatty Acids on Risk of Recurrent Gout Flares

OBJECTIVE:

To determine the relationship between omega-3 polyunsaturated fatty acid (n-3 PUFA) consumption (dietary or supplemental) and risk of gout flares.

METHODS:

We used data from the Boston University Online Gout Study, an internet-based, case-crossover study conducted from 2003−2012. Participants completed questionnaires at times of gout flares (hazard periods) and during gout flare-free periods (control periods) regarding exposures (including supplements and diet) during the preceding 48 hours.

We examined the relation of self-reported n-3 PUFA-rich supplements and fish intake to the risk of recurrent gout flares using conditional logistic regression, adjusting for total purine intake, diuretic use, and other urate-lowering or flare prophylactic medications (allopurinol, non-steroidal anti-inflammatory drugs, colchicine).

RESULTS:

Of the 724 participants, 85% met the 1977 Preliminary ACR classification criteria for acute gout. In the preceding 48 hours, 22% of participants reported some form of n-3 PUFA consumption (supplements: 4.6%; dietary fatty fish: 19%). The adjusted odds ratios (aOR) were 1.01 (95% CI, 0.63−1.60; p=0.98) for all three supplement types combined and 0.74 (95% CI, 0.54−0.99; p=0.04) for ≥2 n-3 PUFA-rich fish servings.

CONCLUSIONS:

Dietary n-3 PUFA-rich fish consumption, when adjusted for total purine intake, was associated with lower risk of recurrent gout flares, whereas n-3 PUFA supplementation alone, as taken in a self-directed manner, was not. Consumption of specific sources and adequate doses of n-3 PUFA for gout flare prevention warrants further study in an adequately powered clinical trial.

This article is protected by copyright. All rights reserved.

Влияние генетических вариаций, ассоциированных с уровнем мочевой кислоты в сыворотке крови, и пола на риск развития подагры: анализ данных британского биобанка

ПРЕДПОСЫЛКИ:

Были описаны связанные с полом различия во влиянии генетических вариаций на уровень мочевой кислоты в сыворотке крови. Целью данного исследования было систематическое изучение различий во влиянии ассоциированных с уровнем мочевой кислоты в сыворотке крови генетических вариаций на риск развития подагры у мужчин и женщин.

МЕТОДИКА:

Исследование проводилось с использованием источников биобанка Великобритании. Тридцать однонуклеотидных полиморфизмов (ОНП), связанных с уровнем мочевой кислоты в сыворотке крови, были проанализированы на предмет взаимосвязи с подагрой у мужчин и женщин европейского происхождения в возрасте 40−69 лет. Генетически-гендерные взаимодействия в отношении риска развития подагры были проанализированы с помощью анализа взаимодействия на моделях логистической регрессии.

РЕЗУЛЬТАТЫ:

Подагрой страдали 6768 (4,1%) мужчин и 574 (0,3%) женщин, с отношением рисков (95% доверительный интервал) для мужчин 13,42 (12,32−14,62) по сравнению с женщинами. У мужчин взаимосвязь с развитием подагры в масштабах эксперимента наблюдалась для 21 из 30 ОНП, связанных с уровнем мочевой кислоты в сыворотке крови, а у женщин — для трех из 30 ОНП.

Доказательства генно-гендерной взаимосвязи наблюдались для ABCG2 (rs2231142) и PDZK1 (rs1471633), причем взаимодействие в ABCG2 обусловлено усилением воздействия у мужчин, а в PDZK1 — отсутствием воздействия у женщин. Сходные результаты были получены при анализе чувствительности, в который не были включены женщины в пременопаузе. Для других исследованных ОНП не наблюдалось достоверных генно-гендерных взаимодействий.

ВЫВОДЫ:

В большой популяции европейского происхождения присутствуют генно-гендерные взаимодействия для ABCG2 и PDZK1 в отношении риска развития подагры, причем аллели, повышающие уровень мочевой кислоты в сыворотке крови, оказывают большее влияние на риск развития подагры у мужчин, нежели у женщин. Напротив, для других генетических вариаций, связанных с уровнем мочевой кислоты в сыворотке крови, не было продемонстрировано достоверных генно-гендерных взаимодействий в отношении риска развития подагры.

Narang RK, Topless R, Cadzow M, Gamble G, Stamp LK, Merriman TR, Dalbeth N.
Arthritis Res Ther. 2019 Jan 9; 21 (1): 13
doi: 10.1186/s13075−018−1787−5

eng

Interactions between serum urate-associated genetic variants and sex on gout risk: analysis of the UK Biobank

BACKGROUND:

Sex-specific differences in the effect of genetic variants on serum urate levels have been described. The aim of this study was to systematically examine whether serum urate-associated genetic variants differ in their influence on gout risk in men and women.

METHODS:

This research was conducted using the UK Biobank Resource. Thirty single nucleotide polymorphisms (SNPs) associated with serum urate were tested for their association with gout in men and women of European ancestry, aged 40−69 years. Gene-sex interactions for gout risk were analysed using an interaction analysis in logistic regression models.

RESULTS:

Gout was present in 6768 (4.1%) men and 574 (0.3%) women, with an odds ratio (95% confidence interval) for men 13.42 (12.32−14.62) compared with women. In men, experiment-wide association with gout was observed for 21 of the 30 serum urate-associated SNPs tested, and in women for three of the 30 SNPs.

Evidence for gene-sex interaction was observed for ABCG2 (rs2231142) and PDZK1 (rs1471633), with the interaction in ABCG2 driven by an amplified effect in men and in PDZK1 by an absence of effect in women. Similar findings were observed in a sensitivity analysis which excluded pre-menopausal women. For the other SNPs tested, no significant gene-sex interactions were observed.

CONCLUSIONS:

In a large population of European ancestry, ABCG2 and PDZK1 gene-sex interactions exist for gout risk, with the serum urate-raising alleles exerting a greater influence on gout risk in men than in women. In contrast, other serum urate-associated genetic variants do not demonstrate significant gene-sex interactions for gout risk.

Недостаточная эффективность колхицина в купировании симптомов и воспаления при остеоартрите коленного сустава (COLKOA): рандомизированное контролируемое исследование

ЦЕЛИ:

Мочевая кислота может активировать механизмы врожденного иммунитета при остеоартрите (ОА), способствуя развитию и прогрессированию заболевания. Мы оценили эффективность воздействия колхицина на болевой синдром и функциональность при симптоматическом коленном ОА (КОА) и на лежащие в основе его действия механизмы.

МЕТОДИКА:

Эффективность колхицина в отношении модификации симптоматики и воспаления при остеоартрите коленного сустава (COLKOA) — это двойное слепое, с контролем плацебо, рандомизированное исследование, в котором проводили сравнение применения колхицина перорально в дозировке 0,5 мг два раза в день в течение 16 недель с плацебо при остеоартрите коленного сустава (КОА). Первичной конечной точкой было улучшение на ≥30% показателей общего индекса выраженности остеоартроза университетов Западного Онтарио и МакМастера (WOMAC) на 16 неделе терапии.

Вторичные конечные точки включали в себя снижение болевого синдрома (0−10 по шкале Ликерта); болевой синдром по шкале WOMAC; общая оценка состояния пациента (0−100); функциональный статус; отклик по шкале международного общества по изучению артрита (OARSI) и оценки исходов ревматоидного артрита в клинических исследованиях (OMERACT); качество жизни; и изменения уровня биомаркеров метаболизма хрящевой ткани и воспаления в сыворотке крови, моче и синовиальной жидкости (СЖ), а также концентрации колхицина в плазме крови/СЖ.

РЕЗУЛЬТАТЫ:

Из 109 случайным образом распределенных участников исследования у 39% (95% доверительный интервал (ДИ) 27−52%) и 49% (95% CI 36−62%) в группах колхицина и плацебо соответственно была достигнута первичная конечная точка по окончании исследования (P = 0,284, отношение шансов 0,66, 95% ДИ 0,31−1,41). На клинических вторичных конечных точках не было выявлено убедительных доказательств различий в эффективности лечения.

Применение терапии значительно снижало средний сывороточный уровень высокочувствительного СРБ (P = 0,008) и карбоксиконцевого перекрёстно-связывающего телопептида коллагена I типа (CTXI) в СЖ (P = 0,002); при лечении имелась тенденция к снижению уровня воспалительных маркеров (IL-6, IL-8, TNFa, CD14 и IL-18 в СЖ), но данные различия не были статистически значимыми.

ВЫВОДЫ:

Применение колхицина (0,5 мг перорально дважды в день) снижает уровень биомаркеров воспаления и интенсивного метаболизма костной ткани, которые, как известно, ассоциированы с тяжестью ОА, но не смягчает симптоматику КОА в течение периода исследования в 16 недель. Оправдано проведение более долгосрочного исследования для оценки медленнодействующих модификационных эффектов в отношении заболевания.

Leung YY, Haaland B, Huebner JL, Wong SBS, Tjai M, Wang C, Chowbay B, Thumboo J, Chakraborty B, Tan MH0, Kraus VB.
Osteoarthritis Cartilage. 2018 May; 26(5): 631−640
DOI:10.1016/j.joca.2018.01.026

eng

Colchicine lack of effectiveness in symptom and inflammation modification in knee osteoarthritis (COLKOA): a randomized controlled trial

OBJECTIVES:

Uric acid may activate an innate immune response in osteoarthritis (OA), contributing to disease pathology and progression. We evaluated the effectiveness of colchicine on pain and function in symptomatic knee OA (KOA) and the underlying mechanism of action.

METHODS:

Colchicine effectiveness in symptoms and inflammation modification in knee osteoarthritis (COLKOA) was a double-blind, placebo-controlled, randomized trial comparing 16 weeks of treatment with 0.5 mg twice-daily oral colchicine to placebo for knee osteoarthritis (KOA). The primary endpoint was ≥30% improvement in total Western Ontario and McMaster Universities Osteoarthritis Index (WOMAC) score at week 16.

Secondary endpoints included improvement in pain (0−10 Likert scales); WOMAC pain; patient global assessment (0−100); physical function; the OARSI-OMERACT response; quality of life; and change in serum, urine, synovial fluid (SF) biomarkers of cartilage metabolism and inflammation, and plasma/SF colchicine concentrations.

RESULTS:

Of 109 randomly assigned participants, 39% (95% confidence interval (CI) 27−52%) and 49% (95% CI 36−62%) in the colchicineand placebo arms respectively met the primary endpoint at study end (P = 0.284, odds ratio 0.66, 95% CI 0.31−1.41). No strong evidence of treatment differences was identified on clinical secondary endpoints. Treatment significantly reduced mean serum hs-CRP (P = 0.008) and SF CTXI (P = 0.002); treatment tended to reduce inflammatory markers (SF IL-6, IL8, TNFα, CD14 and IL-18), but these differences were not statistically significant.

CONCLUSION:

Colchicine (0.5 mg twice-daily orally) reduced inflammation and high bone turnover biomarkers known to be associated with OA severity and progression risk, but did not reduce KOA symptoms over a 16-week study period. A longer-term study to evaluate for slow-acting disease modifying effects is warranted.

TRIAL REGISTRATION:

The trial has been registered at clinicaltrials.gov as NCT02176460. Date of registration: June 26, 2014.